Александр Петросян. Жанровый фотограф из Петербурга. Автор нескольких книг. В своем инстаграм рассуждает о своей фотографии

ЭМОЦИИ. В моем случае фотография — это психотерапевтическая подпорка. А фотоаппаратом ты можешь выпускать свои эмоции наружу, они не распирают, не убивают тебя изнутри. Какие фотографии — такой и ты на самом деле. Твои чувства передаются каким-то образом и героям, или ты ищешь подсознательно тех, кто в схожем эмоциональном состоянии. По фото даже диагнозы ставят. Ну, я псих, конечно, неуравновешенный человек, это же очевидно — в моих фотографиях много эксцент­рики.

ДРАЙВ. Нельзя пытаться снимать, если тебе внутри скучно, должен быть внутренний драйв. Многие думают: куплю крутую камеру, поеду в Индию, там фриков много и колоритное солнце, можно сделать классные снимки. Но куда бы ты ни поехал, чем бы ни пользовался, тебе не выйти за границы себя — ты сможешь снять только то, что у тебя есть внутри, и если у тебя внутри ничего нет, то ты везде будешь транслировать пустоту.

МУЗЫКА. Хорошая фотография должна быть как музыка. Фото от ума несут в себе литературщину из разряда «здесь изображено то-то и то-то». Удачный снимок может быть без всякого содержания, но ты его считываешь, как музыку, на уровне чувств, и не нужно объяснять, про что он. В фото, не рождающем эмоции, нет смысла, кроме как заснуть быстрее от скуки.

СЛУЧАЙ. Есть некая иррациональность в получении удачного кадра. Настоящие вещи происходят, когда все идет наперекосяк. То есть вопреки (опять это слово!) твоему замыслу. Строишь кадр, и вдруг появляется незапланированный персонаж или случайный свет, блик, тень, движение. Вмешался случай в твои планы, все пошло не так, но это и стало тем животворящим началом, которое дало классную картинку.???

ПАРАДОКС. Человеческие отношения, искренние чувства, абсурдность происходящего, что-то непредусмотренное, нетрафаретное, сюжеты со странностью — то, что я ищу объективом. Парадоксы и составили мою вторую книгу «Кунсткамера». Это как раз те снимки, где что-то пошло не так.
Первая книга, «Питер», — пробный шар, издатели сказали, раз мы платим деньги, то возьмем и картинки, которые хоть как-то могут привлечь туристов. Они боялись, что книгу вообще никто не купит — в ней есть довольно жесткие вещи.

В итоге получился компромисс. Весной будет третья книга — с видовыми фото.

НОВОДЕЛ. У кого-то из классиков прочел, что Петербург похож на тех немногих людей, которые хорошеют в гробу. Патина разрушений, которая была в 90-е годы, казалась настолько аутентичной и по-своему привлекательной, что были красивее, чем нынче — в отреставрированных видах. Надо же уметь сохранять архитектуру, чтобы от нее не веяло новоделом, быстро и плохо сляпанным. Поэтому город гораздо лучше до реставрации, чем после. Могу тешить себя мыслью, что застал тот Питер, нетронутый, и сейчас стараюсь избегать в кадре «современностей». Реклама, провода, машины — это визуальный кал, который засоряет город, делает его другим.

ИЗМЕНЕНИЯ.Годы правления Матвиенко изуродовали город: уплотнительная застройка, реклама, перекраивание инфраструктуры. Я снимаю город, и мое искреннее мнение — один из самых больших ударов ему нанесла экс-губернатор. Но от моего мнения, как и мнения других, мало что зависит.

ЭПОХА. На мастер-классах вожу по заброшенным особнякам — ловить остатки эпохи, дух времени, так как мало в городе осталось епеределанного. Большинство особняков полностью разрушены или близки к этому. Там только ЧОП, который пускает людей за деньги в карман, и ходят толпы. А реставрации нет, потом все сносят — для новой застройки.

И торопишься это запечатлеть, ощутить, пока оно не ушло в небытие. (продолжение следует…)

Текст взять с instagram Александра: https://www.instagram.com/petrosphotos/

Поделиться в соц. сетях

Share to Google Buzz
Share to Google Plus
Share to LiveJournal
Share to MyWorld
Share to Odnoklassniki

Статьи по теме: